АО «НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха»

Воспоминания...


А.И. Ляшенко

Знакомство с НИИ «Полюс» для меня, тогда еще студента 4-го курса физфака МГУ, началось в стройотряде на Сахалине летом 1968 г.

Представителем «Полюса», который тогда назывался НИИ приборостроения, был Ефим Швом, который жил с нами в одной комнате, будучи квартирьером юбилейного отряда, и по вечерам рассказывал о зеленых лазерах, подводном телевидении и морских экспедициях.

Присмотревшись ко мне и моему другу Андрею Чекменеву, Ефим предложил проходить практику, а затем и дипломную практику в НИИПе.

Так мы попали в лабораторию, которой руководил Валентин Георгиевич Дмитриев.

С первого момента общения с Валентином Георгиевичем я почувствовал доброжелательность и уважение к своей скромной персоне. Впоследствии я быстро убедился, что такой стиль общения у него был со всеми сотрудниками нашей лаборатории, и не только нашей. Работая под руководством Валентина Георгиевича 15 лет, я никогда не видел, чтобы он кричал на сотрудников, топал ногами и вообще выходил из себя. Однако случая пошутить над ошибками или промахами коллег Валентин Георгиевич никогда не упускал. Шутил он метко, но без злобы и перехода на личность оплошавшего. То есть опять же его критика была доброжелательной и конструктивной, а это, конечно, побуждало человека к работе над ошибками и вообще к работе.

В.Г.Дмитриев — народный дружинник. 1977 г.
В.Г.Дмитриев — народный дружинник. 1977 г.
Слева — В.А.Пашков

Через год, когда я чувствовал себя почти своим в лаборатории, мне посчастливилось оказаться среди сотрудников, приглашенных на 33-летие В.Г.Дмитриева, проходившее в домашней обстановке. Там были Е.М.Швом, А.Г.Ершов, Ю.А.Гольдин, С.Р.Рустамов, И.Я.Ицхоки. Тот замечательный вечер я не забуду никогда.

Валентин Георгиевич уделял много времени и сил молодым специалистам, которые в то время представляли большинство коллектива. Он читал нам лекции по нелинейной оптике с экзаменом в конце курса, проводил политзанятия, обсуждал результаты работы сотрудников, дипломников и аспирантов.

Многие стремились поступить в аспирантуру без отрыва от производства. Но получить согласие Валентина Георгиевича, который как кандидат физ.-мат. наук имел разрешение руководить аспирантами, было непросто. Ударной работы было недостаточно, нужны были самостоятельно полученные научные результаты и активное участие в регулярно проводимых научных семинарах.

Характерной чертой Валентина Георгиевича была вера в порядочность и научно-производственный потенциал сотрудников. Его мы всегда видели в работе, деятельным и внимательным ко всему, что происходило в лаборатории.

Он любил повторять, что великие свершения делаются маленькими, но постоянными усилиями.

Второй важный совет звучал так: главное — не поддаваться панике.

А поводов для паники было много. Упрямые лазеры с преобразованием частоты основного излучения во вторую гармонику не хотели работать как надо. Знаменитая фраза А.С.Пушкина «В одну упряжку впрячь не можно коня и трепетную лань» напрямую относилась к задаче сопряжения мощного лазера и нестойкого к излучению преобразователя частоты.

Целый год я бился над этой задачей и наконец решил ее, изменив режим работы и оптическую схему лазера. Решение было смелым и не до конца проверенным на практике. Однако мои руководители Е.М.Швом и В.Г.Дмитриев тоже были смелыми. Изменение утвердили, несмотря на то, что тема уже была сдана. Впоследствии я много раз замечал, что именно после официального окончания работы приходит мысль, как надо ее правильно выполнять.

Верно говорят за рубежом: чтобы сделать хорошую вещь, надо над ней работать бесконечно долго.

Еще одной важной чертой Валентина Георгиевича была широта его знаний, позволяющая находить аналогии между далекими, на первый взгляд, явлениями. Он учил нас думать своей головой, так как решить конкретную задачу может только думающий человек, глубоко погруженный в проблему, а такая возможность нам всем была предоставлена.

Шутил Валентин Георгиевич весьма изящно и, я бы сказал, дальновидно.

Как-то раз, проводя занятие с коллективом по гражданской обороне, он заявил, что в случае атомной тревоги наиболее ценные сотрудники будут эвакуированы за 101 км и продолжат работу по созданию приборов. При этом список таких сотрудников не был обнародован и каждый подумал про себя, ценный ли он сотрудник.

По рассказам старших товарищей я знал, какие трудности пришлось преодолеть сотрудникам лаборатории в первых экспедициях в Феодосию, связанных с подводным телевидением.

Работали вахтенным методом на катамаранах, стоящих в порту, конструктора чертили нужные детали, рабочие тут же их изготавливали. Спускаясь по трапу в трюм катамарана, где проводились работы с лазером, Валентин Георгиевич неожиданно получил в глаз импульс излучения, отраженный от внешнего зеркала, которое устанавливал его сотрудник. Никому ничего не сказав, Валентин Георгиевич попытался справиться самостоятельно со своей бедой, но дело кончилось серьезной потерей зрения в одном глазу на всю оставшуюся жизнь.

В дальнейшем уже, в Москве, Валентин Георгиевич установил связи с офтальмологами, разрабатывающими методики лечения глаз, поврежденных излучением. В частности, была сформирована группа сотрудников, постоянно работающих с лазерным излучением, которая раз в год проходила полное медицинское обследование.

Валентин Георгиевич неоднократно напоминал нам о потенциальной опасности повредить зрение, но никогда не рассказывал о том, что он пережил.

Зато вторым глазом он видел лучше, чем многие двумя. Малейшие ошибки в тексте моментально замечались, что заставляло с уважением относиться к великому русскому языку при написании служебных, пояснительных записок, статей и глав в отчетах.

Валентин Георгиевич мог быстро отрецензировать научную статью, представленную его вниманию, и вычеркнуть свою фамилию из списка авторов, если считал, что не внес в статью соответствующего вклада.

Начиная с 1971 года в командировки уже начали ездить молодые сотрудники. Сотрудники завода «Тантал» в Саратове объясняли нам, что такое внедрение приборов ЛТИ-ПЧ в серийное производство. Ленинград и Феодосия подробно разъяснили нам, как нельзя делать лазеры. Командировки в эти города в 1972 г. перевернули мое отношение ко всему. Я понял, что мы не знаем, как надо делать лазеры, которые работали бы как часы, а не горели как свечки.

Валентин Георгиевич лично приезжал в Феодосию в 1972 году на натурные испытания, которые проводились на ОС-10, корабле с названием «Осетр». Его приезд, безусловно, разрядил напряженную обстановку, сложившуюся на испытаниях. Лазер работал, но давал энергетические параметры в 2 раза меньше обещанных. Мои слова, что заказчики сами не знают, сколько им надо энергии импульсов от лазера, не срабатывали. А авторитет Валентина Георгиевича сработал, и заказчики, наконец, успокоились и перестали искать во мне крайнего.

Институт празднует 60-летие директора М.Ф.Стельмаха
Институт празднует 60-летие директора М.Ф.Стельмаха:
В.П.Клюев, В.Г.Дмитриев, Л.В.Косач, В.Г.Зубов. 1978 г.

Работы, связанные с морскими оборонными задачами, продолжились и в начале 80-х годов сформировались в необходимость разработки телевизионных комплексов на летательных аппаратах.

Однако планы у заказчиков были грандиозные, в частности они предусматривали наше неслабое участие, которое заключалось в изготовлении более 20 (!) экспериментальных образцов.

Валентин Георгиевич был научным руководителем и вел переговоры с заказчиками как истинный дипломат. Техническое задание было подписано, но с договором тянули время, так как выполнение такого объема поставок в установленные сроки было нереальным.

Будучи замом по этой НИР (НИР «Катод-1»), я научился писать под мудрым руководством Валентина Георгиевича письма во все инстанции и, овладев казенным эпистолярным жанром, легко написал все сопутствующие документы для защиты кандидатской диссертации. Нужно сказать, что диссертация была уже подготовлена, после замечаний Валентина Георгиевича доработана и ждала своего часа. И этот час настал в 1983 г., так как был вынужденный перерыв в череде постоянных испытаний и командировок.

К сожалению, летом 1983 г. отдел 140, где начальником был Валентин Георгиевич, был расформирован. Дмитриев В.Г. и Голяев Ю.Д. усилили гироскопическое направление, а мы (лаборатория Е.А.Шалаева) попали в 100-е отделение. Работа «Катод-1» оказалась практически целиком на мне. Чтобы ее выполнить, надо было резко уменьшить количество образцов. И это мне удалось после переговоров с непосредственным исполнителем от заказчика под личные гарантии надежности лазеров на натурных испытаниях и при обещании участвовать лично.

Практически я продолжил стратегию и тактику Валентина Георгиевича. Работа «Катод-1» была выполнена, и после 3 лет натурных испытаний на сдаче работы головным заказчиком в Ленинграде в адрес нашего НИИ не было высказано ни одного критического замечания.

В дальнейшем мне пришлось участвовать во многих сложных разработках, в 55 лет в 2001 г. стать начальником лаборатории после смерти Е.М.Швома и, несмотря на многочисленные трудности, все-таки удалось продолжить направление импульсных твердотельных лазеров для самых разных применений.

Встреча сотрудников отдела 140 с В.Г.Дмитриевым, 2001 г.
Встреча сотрудников отдела 140 с В.Г.Дмитриевым, 2001 г.:
С.Р.Рустамов, В.А.Кузнецов, В.Г.Дмитриев, В.Г.Бондаренко, Н.С.Устименко, А.И.Ляшенко

Почему это удалось? Потому что у меня были замечательные учителя: В.Г.Дмитриев, Е.М.Швом и Ю.А.Гольдин, которые предоставили мне возможность провести множество экспериментов и, тем самым, многое понять, без чего невозможно создание стабильных и надежных в эксплуатации лазеров.

А.А.Казаков и В.Г.Дмитриев в Вологде на экскурсии. 2010 г.
А.А.Казаков и В.Г.Дмитриев в Вологде на экскурсии. 2010 г.
Почтовый адрес
РФ, 117342, г. Москва,
ул. Введенского, д. 3, корп. 1
Телефон и факс
Телефон:
+7 495 333-91-44
Факс:
+7 495 333-00-03
Интернет
E-mail:
bereg@niipolyus.ru
Skype:
niipolyus