АО «НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха»

Вспоминая Валентина Георгиевича Дмитриева


Ю.А. Гольдин

Осенью 1964 г. Валентин Георгиевич Дмитриев защищал на ученом совете отделения радиофизики физического факультета МГУ кандидатскую диссертацию.

Я тогда был студентом 6-го курса физического факультета. Стоял вопрос о моем распределении. Мой научный руководитель Р.В.Хохлов сказал, что где-то в районе метро Калужская создан новый институт (по терминологии того времени «почтовый ящик»), который будет заниматься лазерами. Это очень хорошее, перспективное место. Тем более, что там работает и отвечает за нелинейную оптику наш человек — Валя Дмитриев. Распределение к нему на работу — лучший вариант. И рекомендовал мне для первого знакомства сходить на защиту В.Г.Дмитриева.

Защита проходила в малой физической аудитории. Аудитория была переполнена. Ощущалось приподнятое праздничное настроение. Валентин Георгиевич Дмитриев — энергичный молодой человек с пижонской прической «бобрик» — увлеченно рассказывал о развитом им методе последовательного укорочения уравнений нелинейной оптики. На многочисленные вопросы отвечал охотно, уверенно и обстоятельно. При этом никакого проектора со слайдами и даже плакатов не было. Все формулы по университетской традиции он писал мелом на доске. А формул и уравнений было много. Работа была теоретическая. Правда, основные уравнения Валентин Георгиевич написал заранее, исписав ровным красивым почерком всю боковую доску.

Все выступавшие, а среди них были научный руководитель С.А.Ахманов, Р.В.Хохлов, В.В.Мигулин, С.Д.Гвоздовер, говоря о достоинствах работы, в первую очередь отмечали, что это первая в мире диссертация по нелинейной оптике.

Чтобы оценить этот замечательный факт, нужно вспомнить, что защита проходила осенью 1964 г., следовательно, работа была закончена и представлена не позже весны. С момента, когда П. Франкен с сотрудниками впервые наблюдали вторую гармонику рубинового лазера (середина 1961 г.), считающегося началом современного этапа развития нелинейной оптики, прошло менее трёх лет. Нелинейная оптика и физика лазеров были тогда передним краем науки.

Защита произвела на меня огромное впечатление. Сомнений в том, что надо идти к В.Г.Дмитриеву, не осталось. Вопрос был только в том, возьмет ли меня Валентин Георгиевич.

В.Г.Дмитриев после защиты кандидатской диссертации в МГУ: Ю.М.Лопухин, Д.Н.Клышко с женой, В.Г.Дмитриев и Л.В.Дмитриева
В.Г.Дмитриев после защиты кандидатской диссертации в МГУ:
Ю.М.Лопухин, Д.Н.Клышко с женой, В.Г.Дмитриев и Л.В.Дмитриева

Мой диплом тоже был посвящен нелинейной оптике. Валентин Георгиевич согласился быть рецензентом. Он не ограничился прочтением дипломной работы, а захотел побеседовать со мной. После обстоятельного и очень доброжелательного обсуждения Валентин Георгиевич пригласил меня на работу.

В марте 1965 года я начал работать у В.Г.Дмитриева. Одновременно к нему поступила ещё одна выпускница нашей кафедры «Теории колебаний» Рая Еремеева. С нашим приходом сформировалась группа В.Г.Дмитриева. В неё входили Николай Викторович Шкунов, Владимир Кириллович Тарасов, Елена Ивановна Сокол и мы с Раей. Валентин Георгиевич занимал должность ведущего инженера.

Группа размещалась в небольшой части «душевой», выделенной не имевшему своих помещений новому институту родственным «почтовым ящиком». Условия работы были довольно стесненными. Но это нисколько не смущало Валентина Георгиевича.

Несмотря на молодость, Валентин Георгиевич был настоящим, а не формальным руководителем. Его черты лидера и прирожденного учителя уже тогда проявлялись достаточно ярко.

Несмотря на прикладную направленность тематики института, Валентин Георгиевич стремился сохранять высокий «академический» уровень. Он сразу организовал для сотрудников своей группы еженедельный семинар. Он подготовил и прочитал нам курс «Основы нелинейной оптики», по-видимому, тоже впервые. Во всяком случае, в МГУ такого курса тогда ещё не было. Кроме того, мы регулярно посещали семинар Р.В.Хохлова на физическом факультете и семинар А.М.Прохорова в Физическом институте АН СССР.

На лабораторных стендах тогда доминировали зеленый и красный свет — вторая гармоника неодимового лазера и основная частота излучения рубинового лазера. В.Г.Дмитриев предложил идею получения синего света как суммарной частоты излучений рубинового и неодимового лазеров. Идея была реализована экспериментально, и когерентный синий свет, полученный в результате генерации суммарной частоты, впервые в мире наблюдали в помещении «душевой». Работа была доложена на 2-м Всесоюзном симпозиуме по нелинейной оптике в Новосибирске и опубликована в одном из наиболее престижных физических журналов — «ЖЭТФ. Письма в редакцию» (Ю.А.Гольдин, В.Г.Дмитриев, В.К.Тарасов и Н.В.Шкунов, 1966 г.).

Валентин Георгиевич любил говорить, что «работать нужно с энтузиазмом». И сам постоянно демонстрировал этот энтузиазм, превращая зачастую работу в настоящий праздник.

Очень интересно и полезно было обсуждать с ним вопросы, связанные с работой. В результате внешне неторопливой, с паузами для обдумывания, беседы всё «вставало на свои места». Он удивительно точно мог увидеть и указать главное, найти «точки роста», наметить оптимальный план выполнения работы. Причем это было именно обсуждение. Он ни в коем случае не давил своим авторитетом, а, напротив, стимулировал собеседника на размышление, внимательно его выслушивал.

И ещё он всегда повторял, что работать нужно систематически, а не наскоком. Для того чтобы получить хорошие результаты, нужно, как он говорил, постоянно «возиться». И здесь Валентин Георгиевич был ярким примером постоянной напряженной работы, непрерывного творческого горения.

Валентин Георгиевич уже тогда был «человек пишущий». Писал он быстро и легко. Меня удивляла его способность прийти после какого-нибудь утомительного совещания, сесть за письменный стол, открыть тетрадь и начать исписывать ровным разборчивым почерком страницу за страницей. Без всякой подготовки и раскачки. Особенно ярко эта его способность проявлялась при написании отчетов. Валентин Георгиевич иногда привлекал меня к этой работе, и я мог видеть, как после обсуждений он всё четко формулирует и быстро, практически набело переносит на бумагу. Много позже я рассказал ему, что часто вспоминаю эту его феноменальную способность и стараюсь, во многих случаях безуспешно, подражать. На что он ответил, что всё, что было тогда — просто ерунда, что он сильно продвинулся в этом деле и теперь, если ему никто не мешает, он может за день написать отчет объёмом 100 страниц.

Валентин Георгиевич приучал нас всё писать в тетрадях, а не на отдельных листочках, которые обычно теряются. Тогда появились большие общие тетради формата А4. Валентин Георгиевич раздал такие тетради всем членам группы, написав в правом верхнем углу обложки белой краской первую букву фамилии и номер тетради. В данном случае номер 1. Так появилась тетрадь «Д-1». Я не могу сказать, какой номер был на последней тетради Валентина Георгиевича, но точно знаю, что он был трехзначным.

Ещё одна замечательная черта Валентина Георгиевича Дмитриева — никогда не пасовать перед трудностями, не опускать руки, продолжать действовать, стремиться получить нужный результат даже в, казалось бы, безвыходной ситуации.

В то время возникало много новых организаций, занимавшихся лазерами и близкими проблемами. Везде требовались сотрудники. Довольно быстрый рост в должности и, соответственно, в зарплате можно было обеспечить путем перехода с одного места работы на другое. Многие так и делали. Валентин Георгиевич относился к такому способу «роста» очень отрицательно. Он считал и всегда говорил нам, что лучше работать на своем месте, добиваясь роста реальными успехами. При этом рост может быть не таким быстрым, но в конечном итоге это всегда даст лучший результат. И тоже наглядно продемонстрировал это на своем примере.

Валентин Георгиевич старался, чтобы в группе установились дружеские, доброжелательные отношения. В случае каких-то успехов он всегда вывешивал поздравительный плакат. Он организовывал совместное отмечание праздников и дней рождения. Он был в курсе домашних дел своих сотрудников. Когда Валентин Георгиевич получил новую квартиру, расположенную недалеко от института, стали регулярно собираться у него.

Уроки Валентина Георгиевича я усвоил на всю жизнь. Ещё раз хочется подчеркнуть, что это были не голословные поучения и указания. Он всё показывал своим примером, соблюдая принцип истинного лидера — «делай как я».

Группа довольно быстро росла. Пришли новые выпускники физического факультета (Е.М.Швом, О.Ф.Бутягин, П.И.Зудков), опытные сотрудники А.Г.Ершов, Г.А.Шариф, техники, лаборанты. Группа преобразовалась в лабораторию 211. В.Г.Дмитриев стал начальником лаборатории.

Одной из основных тем лаборатории была разработка системы подводного видения с лазерной подсветкой. Эта морская тема была следствием ещё одной работы, выполненной с участием В.Г.Дмитриева «впервые в мире».

В начале 1964 г. небольшая группа сотрудников и аспирантов физического факультета, в которую входил и В.Г.Дмитриев, по заданию Р.В.Хохлова срочно выехала в Феодосию и в тяжелых условиях зимнего штормового Черного моря впервые в мире продемонстрировала, что зелёное излучение второй гармоники неодимового лазера распространяется в морской воде существенно лучше, чем излучение основной частоты неодимового и рубинового лазеров. Следствием этого результата стало возникновение целого ряда направлений, связанных с морским применением лазеров с удвоением частоты излучения. Это подводная видимость с лазерной подсветкой, подводная локация, морские лидары, системы лазерной связи погруженных и надводных, в том числе и космических, объектов.

В.Г.Дмитриев был фактическим руководителем морской темы, её главным идеологом.

Задача была очень непростая. В выполнении темы были задействованы несколько подразделений института и группа сотрудников физического факультета МГУ. Работу курировал Р.В.Хохлов. Работа выполнялась в тесном взаимодействии с НИРФИ (г. Горький), где работами руководил академик А.В.Гапонов.

Решение этой непростой задачи осложнялось целым рядом обстоятельств.

Во-первых, в то время ещё не было развитой теории подводного видения с искусственной подсветкой. Она находилась в стадии разработки.

Уровень лазерной техники, которая в то время развивалась бурными темпами, на момент проведения работы всё-таки не вполне удовлетворял требованиям задачи.

Кроме того, верной оценке реальных результатов мешали явно завышенные ожидания заказчиков. От применения лазеров ждали чуда — многократного увеличения дальности видимости, забывая, что даже лазер не может отменить законов физики, отменить процессы рассеяния и поглощения света в морской воде.

Для проведения натурных испытаний В.Г.Дмитриев организовал и провел две экспедиции на Черное море в Феодосию (1965 г. и 1967 г.). Командировки были весьма продолжительными. Так, в 1967 г. работы в Феодосии продолжались более трех месяцев. Эта экспедиция 1967 года была главным делом морской темы и важным событием в жизни лаборатории.

В.Г.Дмитриев в морской экспедиции в Феодосии
В.Г.Дмитриев в морской экспедиции в Феодосии

Феодосия в то время была «столицей» советской гидрофизики. Для проведения натурных исследований и испытания разрабатываемой аппаратуры туда съезжались сотрудники организаций, занимавшихся разработкой морской техники, со всей страны: из Москвы, Ленинграда, Горького и других городов.

И вот свою «команду» в Феодосию привез В.Г.Дмитриев. Команду, состоявшую в основном из молодых, не имевших опыта подобной работы сотрудников.

Кроме того, летняя Феодосия таит много отвлекающих от работы соблазнов.

В Феодосии Валентин Георгиевич проявил свои лучшие черты лидера, руководителя, организатора. Он заразил всех своим творческим энтузиазмом, создал дружный работоспособный коллектив. Все болели за дело, все работали с полной отдачей, стремились сделать всё возможное для достижения результата.

Жили все вместе в большом доме на горе недалеко от порта. Я до сих пор помню его адрес, написанный белой краской на воротах, — улица Айвазовского, 3. В доме было пианино, и по вечерам, когда не было ночных работ в море, Валентин Георгиевич играл на нем. Он был ещё и прекрасный музыкант. По выходным все вместе ездили на дальние прогулки в Коктебель, Судак, Новый Свет. В последний месяц выходных уже не было. Только работа в море.

У Валентина Георгиевича хватало сил всё снимать на кинокамеру — и работу, и поездки. После экспедиции мы смонтировали фильм «УТС-67», который пользовался большим успехом.

Благодаря интуиции Валентина Георгиевича, его хорошим знаниям в области радиотехники и радиолокации была собрана система подводного видения по схеме, как теперь понятно, близкой к оптимальной. В системе были использованы сканирование узким импульсным лазерным лучом и приемник с временным стробированием. Собранная установка позволила получить в натурных условиях почти предельно возможную дальность видимости. Этот результат был получен тоже «впервые». Конечно, это была не очень большая дальность, а формирование простейшего изображения занимало слишком много времени. Но это был первый этап. Важно было показать принципиальную возможность. Требуемый результат был получен.

Феодосийская экспедиция стала важным этапом в жизни лаборатории и важным событием в жизни всех её участников. Мы ещё долго собирались и отмечали юбилеи — год, пять, десять, пятнадцать лет с момента окончания экспедиции. На одном из юбилеев Ефим Швом очень точно отметил, что экспедиция «УТС-67», как «отблеск костра», освещала всю нашу дальнейшую жизнь. Сейчас, к сожалению, большинства участников экспедиции уже нет с нами, и мне остается только вспоминать то замечательное время и смотреть в очередной раз наш фильм.

Поначалу В.Г.Дмитриев привлек меня к морской тематике временно, вопреки моему желанию. Надо было выполнять важную тему. Но благодаря Валентину Георгиевичу я увлекся, и в результате морские исследования с использованием лазеров, изучение закономерностей распространения лазерного излучения в морской воде стали основным направлением моей работы.

После того как работа была успешно сдана, руководство института приняло решение сосредоточиться на разработке лазерных источников, предназначенных для морского применения, а разработку самих систем и морские исследования больше не проводить.

Я же хотел продолжать занятия морскими делами. Чтобы продолжить работу по тематике, в которую меня вовлек и которой сильно увлек Валентин Георгиевич, мне пришлось перейти в Институт океанологии, где начинали такие работы. Мне очень не хотелось уходить от В.Г.Дмитриева, но море перетянуло.

Хорошие отношения с Валентином Георгиевичем, несмотря на его некоторую обиду на меня, сохранились. Он продолжал интересоваться моими делами и здорово помог мне на начальном этапе работы на новом месте.

В дальнейшем в моей жизни было много разных экспедиций — морских и океанских. Я летал с лазерной аппаратурой над морем на вертолетах и самолетах. Но в сложных критических ситуациях я всегда вспоминал нашу феодосийскую экспедицию и пытался представить, как в этой ситуации поступил бы мой учитель В.Г.Дмитриев.

Семинар отдела 140. 1977 г.
Семинар отдела 140. 1977 г.

Последний раз я встретил Валентина Георгиевича весной 2011 г. на выставке «Фотоника», проходившей в «Экспоцентре» на Краснопресненской набережной. Выставка подходила к концу. Все мероприятия уже прошли. Редкие посетители, скучающие стендисты, сонное запустение. Вдруг я заметил какое-то оживление и пошел туда. У одного из стендов стояла небольшая группа людей, что-то оживленно обсуждавших. И центром этой группы был улыбающийся Валентин Георгиевич Дмитриев с фотоаппаратом на груди и проспектами в руках.

Я проработал под руководством В.Г.Дмитриева 5 лет. Но уроки Валентина Георгиевича усвоил на всю жизнь. И я благодарен судьбе за то, что в моей жизни были эти 5 лет тесного общения с Валентином Георгиевичем Дмитриевым, в значительной мере определившие всю мою последующую жизнь.

Почтовый адрес
РФ, 117342, г. Москва,
ул. Введенского, д. 3, корп. 1
Телефон и факс
Телефон:
+7 495 333-91-44
Факс:
+7 495 333-00-03
Интернет
E-mail:
bereg@niipolyus.ru
Skype:
niipolyus