АО «НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха»

Наш друг Валентин Дмитриев


В.Б. Баранов

Введение

19 сентября 2011 года, 12 часов дня. Ритуальный зал Боткинской больницы. Сегодня более сотни человек провожали в последний путь Валю Дмитриева. Для большинства присутствовавших на панихиде сослуживцев, подчиненных, учеников он, Валентин Георгиевич, доктор наук, зам. директора Института закрытого типа, профессор Физико-технического института. Для нас же он просто Валя, который более 40 лет исполнял партию альта сначала в квартете МГУ, а затем в квартете ЦДРИ. С ним в 1957 году квартет завоевал серебряные медали Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. В 1973 году была выпущена быстро распроданная пластинка с квинтен-квартетом Гайдна и с квинтетом Боккерини для двух виолончелей. С ним мы закончили выступления исполнением квартетов Гайдна «Семь последних слов Иисуса Христа на кресте» в 2002 году в католическом храме Непорочного Зачатия Девы Марии на Малой Грузинской улице. Обладая прекрасным слухом и музыкальностью, он был незаменим в квартете нашего состава.

Было много теплых слов в его адрес. Мне тоже дали слово. Для научно-технического состава провожавших Валю в последний путь я рассказал о его музыкальной стороне жизни. Я вспоминал о нашей не без терний прошедшей дружбе, начало которой было положено в 1953 году, когда он, первокурсник физфака МГУ, пришел в симфонический оркестр Московского университета. Выступил и наш с Ирэной сын Игорь. Он напомнил, что в 1999 году храм на Малой Грузинской улице, который тогда еще реставрировался и был весь в лесах, был освящен квартетами Гайдна «Семь последних слов Иисуса Христа на кресте» в исполнении квартета ЦДРИ. Этот факт зафиксирован в книге, которая посвящена 100-летию этого замечательного храма.

К истории создания квартета МГУ

В середине сентября 1952 года, когда я уже в течение двух недель был студентом 1-го курса механико-математического факультета МГУ, мне кто-то сказал, что второй год существует университетский симфонический оркестр, которым дирижирует его организатор и главный руководитель Н.И.Грановский. Соблазн был велик, поскольку я только что окончил второй курс музыкального училища при Московской консерватории, очень любил классическую музыку и у меня не было желания окончательно забыть о моем музыкальном образовании. В результате состоявшегося на бюро оркестра прослушивания уровня моего скрипичного «мастерства» я был назначен концертмейстером студенческого симфонического оркестра МГУ. Короткий период его расцвета пришелся на 1953— 1954 годы, когда дирижером оркестра стал известный музыкант М.Н.Тэриан, вливший в его ряды большую группу профессиональных музыкантов из Московской консерватории. Особенно весомым было укрепление группы духовых инструментов. Лично для меня стало событием усиление в октябре 1953 года первого пульта первых скрипачей в лице моего помощника, студентки первого курса биолого-почвенного факультета МГУ Ирэны Зародзинской...

По понедельникам и четвергам в комнате № 5 клуба МГУ на улице Герцена проходили репетиции симфонического оркестра. К 1954 году его ведущие музыканты составляли довольно сильную группу. Существенное усиление струнной группы оркестра произошло после прихода в оркестр в сентябре 1953 года студента 1-го курса физического факультета Валентина Дмитриева, окончившего два курса музыкального училища им. Гнесиных по классу альта, и студентки первого курса биолого-почвенного факультета Ирэны Зародзинской, которая с отличием закончила музыкальное училище при Московской консерватории по классу известного скрипача Л.М.Цейтлина. Еще более усилил струнную группу оркестра приход в сентябре 1954 года в качестве концертмейстера виолончелей Альфреда Суслова, с золотой медалью окончившего Центральную музыкальную школу при Московской консерватории, но решившего поступить не в Московскую консерваторию, а на физический факультет МГУ. Все остальные музыканты струнной группы, как правило, имели семилетку детских музыкальных школ. Усиление как струнной группы, так и духовой дало возможность оркестру исполнять довольно сложный репертуар. Играли первую симфонию Чайковского, первую симфонию Прокофьева, вторую симфонию Бетховена, «Неоконченную симфонию» Шуберта, соль-минорную симфонию Моцарта. Часто наши интересы совпадали с интересами других творческих классов клуба, где было немало хороших пианистов, певцов, мастеров художественного слова. И тогда мы разучивали фортепианный концерт и вокальные эпизоды из «Пер Гюнта» Грига, «Эгмонт» Бетховена, различные произведения для хора и оркестра. Около полутора лет работал с оркестром М.Н.Тэриан, своим энтузиазмом, остроумием и мастерством буквально вдохнувший в него жизнь.

Осенью 1956 года замечательному музыканту и первому скрипачу квартета им. Комитаса Авету Карповичу Габриэляну, организовавшему камерный оркестр МГУ (к сожалению, просуществовавшему лишь короткое время), пришла замечательная идея создания струнного квартета МГУ на базе ведущих музыкантов симфонического оркестра. После коротких поисков альтиста квартет начал свою длительную творческую жизнь в составе: Ирэна Зародзинская (первая скрипка), Владимир Баранов (вторая скрипка), Валентин Дмитриев (альт) и Альфред Суслов (виолончель). У нас в квартире висит фотография нашего незабвенного, горячо любимого Авета Карповича — музыканта высочайшего класса, профессионала в высоком понимании этого слова, безмерно влюбленного в музыку, чрезвычайно требовательного к себе, к своей игре, к игре своих учеников и в то же время детски непосредственного, я бы сказал, наивного и абсолютно непрактичного человека. Эта фотография напоминает нам об Учителе, который не только соединил окончательно наши с Ирэной души, но и почти на всю жизнь своей идеей организации квартета дал нам возможность радостного общения с одним из высочайших видов искусства, которым является камерная музыка... Я никогда не забуду его репетиций. Он не допускал ни малейшей халтуры, без устали требуя от нас абсолютной точности штриха, идеальной интонации. Его очень раздражали ансамблевые погрешности, связанные с игрой не вместе, с грубым окончанием фразы, с плохим выделением солирующего инструмента. Он бережно относился к исполняемому произведению, стремясь максимально раскрыть замысел композитора. Особенно он был требователен к исполнению классики, не допуская никакого отклонения от чистоты и строгости ее форм. Авет Карпович настолько пытался довести наши ансамблевые приемы до автоматизма, что и через двадцать лет те произведения, которые мы учили вместе с ним, восстанавливались так быстро, как если бы мы их учили неделю назад. К таким произведениям относится, например, квинтен-квартет Гайдна.

Наша увлеченность квартетной музыкой, непосредственность отношения к искусству, необремененная заботами профессионала, и довольно высокий уровень музыкального образования сразу же были замечены Аветом Карповичем. По-моему, он по-настоящему увлекся работой с нами. Подбирая репертуар, Авет Карпович, как мне кажется, исходил главным образом из наших музыкальных и технических возможностей. Весной 1957 года ему пришла идея подготовить квартет МГУ к конкурсу квартетов в рамках I Международного фестиваля молодежи и студентов, который открывался в том же году в Москве 27 июля... Этому дню было суждено также стать днем нашей с Ирэной свадьбы.

Бесстрастные строки в газете «Советская культура» от 13 июля 1957 года под рубрикой «Лауреаты художественных конкурсов Всесоюзного фестиваля советской молодежи, удостоенные золотых, серебряных и бронзовых медалей» в разделе «По альту, виолончели и квартету» гласили:

  • Золотая медаль: Квартет: Тагиев М.Ю., Алиев С.Г., Алиев А.Г., Сейнд-Заде Р. (Азербайджанская ССР), Шаховская Н.Н. (виолончель) (РСФСР, г. Москва), Дружинин Ф.С. (альт) (РСФСР, г. Москва), Крамаров Ю.М. (альт) (РСФСР).
  • Серебряная медаль: Квартет: Суслов А.А., Дмитриев В.Г., Баранов В.Б., Зародзинская И.З. (РСФСР, г. Москва), квартет: Цветкова К.М., Головина И.С., Байкова Н.В., Куренкова Л.А. (РСФСР, г. Москва), Одинец-Тимченко Г.И. (альт) (РСФСР, г. Москва), Васильева А.Е. (виолончель) (РСФСР, г. Москва), Куренкова Л.А. (альт) (РСФСР, г. Москва).
  • Бронзовая медаль: Квартет: Панков И., Жук В.И., Жук С.А., Милославский И.С. (РСФСР, г. Москва), квартет: Бершадский А.И., Бушков Р.Е., Одинец-Тимченко Г.И., Фейгин В.Я. (РСФСР, г. Москва), квартет: Крылов Ю.П., Финк Р.А., Купферблат Р.А., Даян Э.А. (РСФСР), Рубанович (альт) (РСФСР, г. Москва).

Для нас случилось какое-то чудо: идея Авета Карповича Габриэляна о создании квартета, его вера в наши музыкальные возможности, его поистине самоотверженный труд восторжествовали. Квартет МГУ в соревновании с профессиональными квартетами страны стал обладателем серебряных медалей. Это была сенсация! Нас даже зачислили в штат Московской филармонии, от которой мы неоднократно выступали в различных концертах, а оплату за эти выступления получали в ее кассе в здании зала им. Чайковского. Но как самозабвенно готовились мы к этому успеху! Помню, как увлеченный своей идеей Авет Карпович требовал от нас почти ежедневных репетиций, хотя он отчетливо понимал нашу занятость как студентов университета. Захваченные его энтузиазмом и самим творческим процессом, мы с радостью откликались на его предложения устраивать дополнительные репетиции ранним утром, перед началом лекций и семинаров в МГУ. Помню Авета Карповича, появлявшегося на наши репетициях в восемь часов утра в своем консерваторском классе, еще заспанного, но уже готового к активной работе, с галстуком, небрежно накинутым на не до конца застегнутую рубашку, возбужденного и энергичного. Помню также, как во время майских праздников мы около недели жили и репетировали по многу часов в день в доме отдыха «Красная Пахра», где директорствовал тогда отец Алика Суслова. Рядом с нами был Авет Карпович вместе со своей прелестной женой Софьей Янушевановной. Солнечная погода сопутствовала нам.

Август 1957 года. Закрытие I Международного фестиваля молодежи и студентов. Наш квартет приглашен стать участником торжественной церемонии закрытия на территории Кремля. Вдоль дорожки, вьющейся у внутренней стороны кремлевской стены, установлены временные концертные площадки. На одной из них расположился квартет МГУ. Мимо проходит карнавальное шествие, красочные маскарадные костюмы, жонглеры сменяются эквилибристами, кукольное представление сменяется джазовой музыкой. Мы исполняем 2-й квартет Бородина со знаменитым «Ноктюрном». Вдоль дорожки прогуливается молодежь разного цвета кожи, многоголосная и многоязычная, изредка задерживаясь у нашей эстрады. Все смешалось в кучу. Ничего различить нельзя. Красочный салют. Фестиваль стал «первой ласточкой» приоткрытия «железного занавеса», который возвела коммунистическая система между Страной Советов и остальным миром...

Второе рождение квартета

Где-то в начале 60-х годов нам пришлось расстаться с музыкальной деятельностью. Появились семьи, дети, защиты диссертаций. Времени для регулярных репетиций квартета практически не оставалось. Без них невозможно было сохранить тот уровень, на который мы вышли после Московского фестиваля молодежи и студентов. Но душа рвалась продолжить нашу музыкальную жизнь, тем более что жена Вали Дмитриева Лида была профессиональной виолончелисткой, окончившей Московскую консерваторию, а Ирэна Зародзинская, сменившая фамилию на Баранову, рассталась с биологией и стала педагогом детской музыкальной школы.

В сентябре 1971 года на квартире у Алика Суслова у метро «Сокол» праздновалось 20-летие со дня возрождения симфонического оркестра МГУ под руководством Н.И.Грановского. После более чем десятилетней разлуки мы были счастливы встретиться друг с другом. Ностальгия по былым временам буквально захлестнула нас. На вечере возникла сумасшедшая идея: а почему бы снова не возродиться квартету МГУ после более чем 10-летнего перерыва? Эта мысль вдохновила нас, но было одно препятствие: не возникнет ли ревности у Лиды Дмитриевой, если Алик Суслов вернется в квартет? Ведь она — профессиональная виолончелистка и жена альтиста квартета. Спасла гениальная находчивость Вали Дмитриева. Он предложил создать струнный квинтет с двумя виолончелями при клубе МГУ. Менее чем через полгода в дорогом нашему сердцу клубе МГУ на улице Герцена состоялась первая репетиция под руководством виолончелиста Ивана Монигетти — к тому времени еще студента Московской консерватории, но уже мужа моей сестры Тани. В программе репетиций — до-мажорный квинтет Боккерини со знаменитым виолончельным рондо в финале. Так неожиданно произошло наше музыкальное возрождение, которое дало нам возможность продолжить нашу музыкальную жизнь.

Помню жаркое июньское лето 1973 года. Дом звукозаписи на улице Станкевича. Мокрые от пота, по нескольку раз проигрываем каждую часть из своего репертуара. Мы с Валей сняли ботинки, чтобы дурная привычка отстукивать такт не помешала записи. Новый руководитель нашего ансамбля Виктор Гвоздецкий из звукорежиссерской будки пытается руководить нами. В первый день записываем квартет Гайдна, а во второй — квинтет Боккерини. С непревычки болят спина и руки. Безумно трудно с полной отдачей играть много раз подряд одно и то же произведение. Но без этого нельзя. Из сыгранных лучше всего кусков звукорежиссер компонует всё произведение. Только здесь понимаем, почему записи часто не производят цельного впечатления.

Осенью 1973 года пластинка вышла в свет. Сначала в студийном издании, в котором на конверте изображен почему-то сидящий полукругом квинтет, а затем и массовым тиражом Апрелевского завода с изображением мастерской Страдивари — копией старинной картины неизвестного автора. К нашему чрезвычайному удивлению, пластинка была быстро распродана. В сентябре мы ее «обмыли» в ресторане «Узбекистан» в счет будущего гонорара, но... гонорара нам не дали. Музыкантам-любителям, которые не имеют ставки, гонорар не полагается. Таков был официальный ответ.

За месяц до записи на пластинку состоялся конкурс камерных ансамблей педагогов детских и средних музыкальных учебных заведений Москвы. Ирэна и Лида Дмитриева, будучи педагогами районных детских музыкальных школ, заявили на этот конкурс наш квинтет. Шарм ансамблю придавало участие в нем трех профессиональных научных работников. Сыграв в первом туре квинтет Боккерини, а во втором — первую часть квинтета Шуберта, мы с большим отрывом заняли первое место. Председатель жюри пианист Дмитрий Благой сказал, что для него было большим сюрпризом услышать такой замечательный коллектив. На заключительном концерте в Центральном доме работников искусств (ЦДРИ) нам предоставили всё второе отделение, в котором мы сыграли оба квинтета. Нам вручили дипломы за первое место, в которых Валя, Алик и я были записаны как педагоги детских музыкальных школ Москвы.

В этом же году квинтет стал струнным квинтетом Центрального дома работников искусств СССР. Решение это было принято художественным советом ЦДРИ после прослушивания нас М.Н.Тэрианом.

Виктор Гвоздецкий тактично и в то же время решительно убедил Лиду Дмитриеву в необходимости возродить квартет образца фестиваля молодежи 1957 года. Ранние квартеты Гайдна и Моцарта, поздние фа-минорный и «Рассвет» Гайдна, квартет Шуберта «Девушка и смерть», квартет Грига, первый квартет Шостаковича — вот далеко не полный перечень разученного с Виктором репертуара.

Струнный квинтет ЦДРИ в составе (слева направо): Ирэна и Владимир Барановы, Альфред Суслов, Лидия и Валентин Дмитриевы. 1973 г.
Струнный квинтет ЦДРИ в составе (слева направо):
Ирэна и Владимир Барановы, Альфред Суслов, Лидия и Валентин Дмитриевы. 1973 г.

Основной сценой для нас был Малый зал ЦДРИ. Прекрасная акустика и доброжелательная публика, обычно полностью заполнявшая этот небольшой и уютный зал, способствовали нашему приподнятому настроению. В этих концертах мы обычно играли лучше, чем на репетициях, а Виктор в эти моменты всегда был с нами, всегда тщательно готовил нас к выходу на сцену. Нередко выезжали мы и на гастроли. Музыкальные встречи с преподавателями и студентами Киевской консерватории, концерты в новосибирском Академгородке, гастроли в Вильнюсе по приглашению друга Гвоздецкого, известного литовского композитора Баркаускаса, серия концертов в различных храмах Латвии и в Малом зале Рижской консерватории, конечно же, требовали от нас, занятых своей основной профессиональной деятельностью, огромного напряжения, огромной затраты духовных и физических сил. Но мы были счастливы, мы не могли быть вне музыки.

Музыкальное училище при МГК. 5 ноября 1981 г. 25-летие нашего квартета. С лауреатом конкурса им. П.И.Чайковского Иваном Монигетти репетируем квинтет Боккерини
Музыкальное училище при МГК. 5 ноября 1981 г. 25-летие нашего квартета.
С лауреатом конкурса им. П.И.Чайковского Иваном Монигетти репетируем квинтет Боккерини

Последние годы существования квартета

Долгие годы существования нашего ансамбля не могли обойтись без потерь. Тяжелая домашняя ситуация Алика Суслова вынудила его покинуть квартет в середине 80-х годов. К этому времени ушел из жизни руководитель нашего ансамбля Виктор Гвоздецкий, а мы остались без руководителя и без виолончелиста. Однако ансамбль не распался. Нам повезло, что в нашем квартете вместо Алика стали играть высококвалифицированные виолончелисты Галина Сосновская и Валерий Кудрейко, ученики консерваторского класса М.Л.Ростроповича, а потеря руководителя привела к самостоятельному разучиванию нового репертуара. Особенно нас вдохновили 9-частный квартет Й. Гайдна «7 последних слов Иисуса Христа на кресте» и Восьмой квартет Дм. Шостаковича, посвященный жертвам фашизма и войны. Благодаря великолепной гитаристке Наташе Дмитриевой, жене Вали, мы продолжали выступать и в квинтетном составе. Валя же, обладая замечательным гармоническим слухом, часто делал обработки музыкальных произведений для квартета с гитарой. С вышеупомянутым квартетом Гайдна мы выступали в различных храмах Москвы и других городах нашей страны.

5 ноября 1981 г. После юбилейного концерта в Музыкальном училище при МГК с нашим организатором и первым скрипачом квартета им. Комитаса А.К.Габриэляном
5 ноября 1981 г. После юбилейного концерта в Музыкальном училище при МГК
с нашим организатором и первым скрипачом квартета им. Комитаса А.К.Габриэляном

Афиша концерта
Афиша концерта

14 апреля 2001 года. Канун праздника Пасхи. В этот год совпали по времени католическая и православная Пасха. В новом католическом храме Св. Розария во Владимире наш квартет исполняет квартет Й. Гайдна «Семь последних слов Иисуса Христа на кресте». Это была наша «лебединая песня». И играли мы ее, по-моему, вдохновенно, как бы чувствуя окончание почти полувековой истории квартета МГУ. Довольно длительные аплодисменты, что обычно не принято в храмах во время службы. Какая-то женщина подошла к нам и сказала: «Храни вас Господь!». К сожалению, Он не сохранил нам нашего друга Валентина Дмитриева.

Почтовый адрес
РФ, 117342, г. Москва,
ул. Введенского, д. 3, корп. 1
Телефон и факс
Телефон:
+7 495 333-91-44
Факс:
+7 495 333-00-03
Интернет
E-mail:
bereg@niipolyus.ru
Skype:
niipolyus