АО «НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха»

На пересечении путей


С. Д. Захаров

В ФИАНе любят «перемывать косточки» всем корифеям, но о Стельмахе и в кулуарах всегда говорили с уважением. Не было второго человека, сделавшего так много для разработки и серийного производства отечественных лазеров. Наши пути пересеклись на почве применений лазеров в медицине в начале девяностых, когда М.Ф.Стельмах, уже не будучи директором НИИ «Полюс», возглавил это направление на общественных началах. Здесь уже нарастала анархия, коммерциализация подавляла науку, но к Стельмаху прислушивались все. На его семинаре мне довелось делать доклад по механизмам действия лазеров на клетки крови, тут и произошла наша первая встреча.

Митрофан Федорович задал ряд вопросов, точных, касающихся самой сути. По ним угадывалась его глубокая заинтересованность, потому что тема была тесно связана с известным методом внутривенной лазерной терапии. Мне показалось, что он с сочувствием отнесся к основному результату проведенных экспериментов – теперь это называется светокислородным эффектом, хотя докладчик порой выражался не слишком ясно. Да и о какой тогда ясности можно было говорить, если до сих пор не удается понять важные детали!

Некоторое время мы не виделись, и встреча стала забываться. Однажды коллега из Онкологического центра приносит свежий номер «Лазер-информ». В нем опубликовано интервью Митрофана Федоровича по проблемам лазерной медицины с анализом текущего состояния дел. В разделе перспектив – неожиданно высокая оценка нашего направления. Указан пункт, который и мы считали решающим: создание бесконтактных методов диагностики. Научиться контролировать, что происходит в организме во время лазерного облучения – уже будет польза врачам для определения оптимальных световых доз. А если тот же метод пригоден в лабораторных условиях, то можно расшифровывать и механизмы терапевтического действия лазеров.

Разработка приборов и методов медицинской диагностики с использованием лазеров – вот круг вопросов, чаще всего обсуждавшихся в тот период с Митрофаном Федоровичем. Он считал стратегически важным объединить наши скромные «академические» усилия с громадным научно-техническим потенциалом НИИ «Полюс». Не жалея своего времени, Митрофан Федорович водил меня по цехам и отделам, знакомил с людьми, деликатно подсказывал точки соприкосновения интересов. Меня поражало, с каким искренним почтением относились к нему и рабочие, и руководители всех рангов, ведь он уже не был их директором. Хорошо, что не во всех нас въелся дурной комплекс: пока начальник – это все, перестал им быть – будто упал.

Медицинской диагностикой занималось немало талантливых людей. Конечно, каждый из них решал свои специфические задачи, но были и трудности, общие для всех. Митрофан Федорович был убежден, что обсуждать и те, и другие проблемы надо сообща. Вместе мы организовали несколько рабочих совещаний по этой тематике в Узком (Москва), Звенигороде и Обнинске. Организовывать и проводить их было не слишком трудно: туда, где будет присутствовать М.Ф.Стельмах, специалисты приезжали охотно. Впечатления были хорошие, но периодически действующий медицинский форум разработчиков создать не удалось – большинство включилось в борьбу за выживание.

Какую же выбрать стратегию? Тут наши мнения разошлись. Стельмах считал, что необходимо разработать комплексную программу медицинских применений лазеров в стране и добиться ее централизованного финансирования. Он не упускал ни одной возможности, чтобы пропагандировать эту идею в верхах, участвовал в различных заседаниях, ездил в Минздрав и Правительство. Мне же казалось, что это бесполезная трата времени, времена государственного альтруизма прошли, надо сосредоточиться на частной задаче, где наметился прорыв. Разговор порой доходил почти до размолвки, но от своего решения Стельмах не отступил.

Решительность и твердость в убеждениях сочеталась в нем с поразительной доброжелательностью и деликатностью. Говорил о делах, о людях редко, и если приходилось, то только хорошее, о себе – никогда. Никогда не слышал от него жалоб, а в случаях, явно для него неприятных, все сводил к шутке. Он был оптимистом, верил в будущее России, во всех делах исходил из государственных интересов. Стельмах смотрел дальше нас.

Попытка наладить выпуск диагностической аппаратуры, несмотря на помощь Митрофана Федоровича, провалилась – производство стремительно дорожало, цеха пустели. Наступило время перестройки сознания, и каждый проходил его по-своему. Жилось нелегко, но, например, для моей семьи материальные трудности помогли многое понять. Мы с моей женой Людмилой Ростиславовной вступили в Международную ассоциацию «Мир через Культуру», возглавляемую поэтом В. Сидоровым. Ассоциация действовала в потоке идей Н.К. Рериха, приняв его призыв - «Мир через Культуру» - в качестве своего названия. Мы получили возможность общения с людьми столь же высокого нравственного уровня, как и Стельмах.

На один из литературных вечеров Ассоциации я пригласил Стельмаха. Знал о его скептицизме по отношению к «отвлеченным предметам», и потому не был уверен, что примет приглашение, но он пришел. Сел в стороне от нас, внимательно слушал. После концерта впечатлениями не делился, был непривычно задумчив. Это была наша последняя встреча. А может быть, только на этом отрезке пути?

С. Д. Захаров,
кандидат физико-математических наук,
старший научный сотрудник ФИАН

Почтовый адрес
РФ, 117342, г. Москва,
ул. Введенского, д. 3, корп. 1
Телефон и факс
Телефон:
+7 495 333-91-44
Факс:
+7 495 333-00-03
Интернет
E-mail:
bereg@niipolyus.ru
Skype:
niipolyus