АО «НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха»

Кадры решали все...


В. П. Клюев

Сегодня, оглядываясь на более чем 40-летний путь, пройденный институтом «Полюс», и в преддверии 85-ой годовщины со дня рождения его основателя – Митрофана Федоровича Стельмаха, вспоминаются славные страницы его биографии и еще больше поражаешься многогранности его таланта – руководителя государственного масштаба.

И это при том, что одно время бытовало мнение, что Митрофан Федорович недостаточно уделял внимания внедрению научных разработок, созданию производственной базы, а некоторые упрекали его даже за “излишний академизм” в работе института.

Сама жизнь развеяла этот миф, так как известно, что с самого начала организации института Митрофан Федорович уже думал о создании промышленной базы по выпуску приборов квантовой электроники, когда сама эта наука еще окончательно не сформировалась по направлениям.

Известно и то, что институт начал обосновываться на современной площадке в 1965 году, и уже в это время началась проработка вопроса по созданию производства приборов квантовой электроники вне Московского региона, в котором людские ресурсы были ограничены.

В этом отношении г.Сергач Горьковской области, не обремененный промышленностью и расположенный в зоне рискованного земледелия, подходил для создания машиностроительного завода. А то, что одним из первых производств на этом заводе был создан цех по выращиванию высокотемпературных монокристаллов для лазерной техники, тоже имело свой логический смысл: рядом с г. Сергачем находился город химиков Дзержинск, где были кадры, обладавшие опытом по выращиванию кристаллов рубина-корунда для часовой и ювелирной промышленности.

Но одно дело идеологически обосновать решение, а другое – построить реальное производство, что тогда зависело от дотаций министерства.

И тогда уже у Митрофана Федоровича проявился талант не только ученого, но и яркого политика, способного подключать к решению больших проблем силы государственного масштаба.

И в этом я убеждался не один раз за время 30-летней работы с М. Ф. Стельмахом. И надо отдать должное Митрофану Федоровичу в том, что он убедил и подключил к решению этой задачи тогдашнего заместителя министра Андрея Андреевича Захарова – умного руководителя и талантливого организатора.

Это он принял решение и привлек в 1969 году к разработке установок для выращивания лазерных монокристаллов КБ электронного машиностроения в г.Ворошиловграде (ныне г. Луганск на Украине). Именно там родился класс установок «Донец» - первых в стране промышленных установок различной мощности для выращивания высокотемпературных диэлектрических монокристаллов методом Чохральского. А конструкторскую работу с самого начала возглавил талантливый инженер – Виктор Николаевич Галай – впоследствии ставший начальником КБ.

И название «Донец» было выбрано не случайно. Помню, когда мы – группа специалистов из НИИПа, в июле 1970-го года прибыли в Луганск принимать опытный образец установки, и он оказался не готовым к сдаче, то нас Виталий Павлович Сорока (начальник КБ) отправил на несколько дней в пионерский лагерь, располагавшийся на берегу реки Донец в 40 км от Луганска. Там в это время была пауза между заездами детей. Но после приятного купания в Донце мы на следующий день появились в КБ. Именно это, непредусмотренное протоколом, событие и послужило поводом к присвоению звучного названия «Донец» целому классу установок, работающих на генераторах от килогерцового до мегагерцового диапазона частот.

Впоследствии именно установками «Донец-1» был укомплектован цех по выращиванию монокристаллов ниобата лития на заводе в г. Сергаче.

Открытие завода было приурочено к знаменательной дате – 100-летию со Дня рождения В.И. Ленина. На перерезание красной ленточки прибыл заместитель министра А.А. Захаров. И простудился, у него резко поднялась температура. Встал вопрос о срочном отбытии его из Сергача, но пассажирский поезд должен был быть не скоро. Тогда решено было эвакуировать его в г. Горький на тепловозе товарного состава, что и было сделано с помощью начальника станции Сергач, а Митрофан Федорович не только сопровождал заместителя министра на тепловозе, но и несколько дней находился у постели больного в больнице, куда поместили Андрея Андреевича по приезде в г. Горький.

Известно и то, что в научно-производственное объединение «Полюс» был включен ряд заводов Министерства электронной промышленности, таких, как Ульяновский радиоламповый завод, завод технохимических изделий в г. Богородицке Тульской области, Владыкинский механический завод в г. Москве, с условием перепрофилирования их в дальнейшем под выпуск изделий квантовой электроники.

Это была непростая задача особенно в тех условиях внедрения новой техники, когда экономика практически не влияла на этот процесс, а всякое освоение новой продукции доставляло, в основном, головную боль руководителям различного уровня.

Поэтому создание завода, с самого начала свободного от балласта старых задач, было не праздным делом. А завод по выпуску такого класса изделий, как лазерная техника, требовал привлечения высококвалифицированных специалистов различных отраслей знаний. Желательно было бы, чтобы такой завод находился недалеко от Alma Mater - разрабатывающего института.

Мне неизвестно, кто предложил для новой строительной площадки г. Озеры Московской области, но хорошо помню негативную реакцию тогдашнего руководства области. Основной довод против - наличие в этом регионе таких промышленных центров как Коломна, Кашира, Ступино, которые уже отвлекли от сельского хозяйства значительное количество трудоспособного населения, следовательно, создание нового завода в г. Озеры только усугубит положение с кадрами.

И в решении этой задачи Митрофан Федорович проявил себя как тонкий политик. Сначала в ЦК КПСС он высказал свои доводы “за строительство” заведующему оборонным отделом ЦК И.Д. Сербину. Тот поддержал. А доводы были следующими: в г. Озеры было развито ткацкое производство, где в основном использовался женский труд, а мужчины вынуждены были искать работу в других местах, и семьи распадались. В Озерах явно наметился социальный перекос. Вот такие доводы следовало донести до руководства области.

Помню, как однажды при встрече Митрофан Федорович сказал мне, что надо начинать с обкома партии. А поскольку я тогда работал секретарем парткома НИИ «Полюс» (1974-78 гг.), то мне и следовало бы выполнить эту миссию.

Подобрав несколько настенных плакатов в первом отделе (Митрофан Федорович часто их использовал для пропаганды лазерной техники среди военных, на этих плакатах были изображены принципиальные схемы действия квантовых приборов – дальномеров, лазерных гироскопов и т.п.), мы с тогдашним заместителем директора по капитальному строительству Н.Я.Пестроуховым поехали на Новую Площадь к секретарю МК КПСС И.Е.Клочкову, отвечавшему тогда в обкоме за промышленность. И только, находясь в кабинете Игоря Евгеньевича, я понял всю стратегию и тактику Митрофана Федоровича.

Во время моего доклада раздался телефонный звонок. И, как я понял, говорил И. Д. Сербин. Он поинтересовался, прибыли ли мы в обком. А когда узнал, что мы уже в кабинете И.Е. Клочкова, посоветовал ему внимательно выслушать наши доводы в пользу строительства завода в г. Озеры.

Не думаю, что эта поездка в МК сыграла главную роль в принятии данного решения, но, что вскоре такое решение было принято окончательно, могут подтвердить участники тех событий.

В последнее время я часто задумывался над тем, почему Митрофан Федорович назначил меня в 1972 году главным технологом института, а в 1978 году – главным технологом объединения «Полюс»? Я уж никак не являлся “полиглотом” в различных видах технологий, применявшихся в институте: от обработки металлов, оптического и радиотехнического производства до технологии выращивания диэлектрических кристаллов и получения полупроводниковых лазерных структур. Думаю, что Митрофан Федорович отдавал предпочтение самым передовым в то время технологиям – производству лазерных материалов. Ведь тогда в институте еще работали люди, которые производственную мощь завода определяли количеством станков для обработки металла, в т.ч. и таких, как “Догнать и Перегнать Америку” образца 1929 года (ДИПы).

Были и другие трудности. Так, отвлечение капвложений на создание ГАПов (гибкое автоматическое производство), ГОПов (гибкое опытное производство) и прочих опытных производств, в конечном счете привело в конце 80-х годов к дефициту оборотных средств, а затем и краху производств вообще. Бороться тогда с этим было сложно. Можно было, мягко говоря, прослыть ретроградом. Ведь были руководители, особенно в Главке, которые с “дикой” энергией проводили эту политику в жизнь. Но это уже другая история.

Из доклада главного инженера Г.М.Зверева на праздновании 40-летия НИИ “Полюс” я впервые узнал, что коллектив института на 20 лет обогнал ведущие научные коллективы США в применении электрооптических затворов на ниобате лития в лазерных приборах.

Как главный конструктор по разработке промышленной технологии получения целого класса высокотемпературных монодоменных, сегнетоэлектрических монокристаллов, в том числе ниобата и тантала лития, могу только еще раз подтвердить всю правоту действий тогдашнего руководства института и, в первую очередь - Митрофана Федоровича Стельмаха, по созданию производственной базы для серийного производства лазерной техники.

В. П. Клюев,
кандидат технических наук,
Почетный работник электронной промышленности,
лауреат Государственной премии СССР

Почтовый адрес
РФ, 117342, г. Москва,
ул. Введенского, д. 3, корп. 1
Телефон и факс
Телефон:
+7 495 333-91-44
Факс:
+7 495 333-00-03
Интернет
E-mail:
bereg@niipolyus.ru
Skype:
niipolyus