АО «НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха»

Воспоминания соратника по работе


Е. Г. Соловьёв

В начале марта 1962 г. М.Ф.Стельмах и я оказались в приёмной военно-промышленной Комиссии на Старой площади г.Москвы. Решался вопрос о судьбе нашего небольшого научного коллектива, который весьма успешно работал по созданию новых перспективных СВЧ приборов вакуумной электроники для радиолокации: малошумящий усилитель бегущей волны ЛБВ и ЛОВ малой и средней мощности сантиметрового и миллиметрового диапазонов длин волн, оригинальные электронные пушки и др. Эти новаторские разработки внесли существенный вклад в вакуумную электронику тех лет. Учитывая научный потенциал нашего коллектива, нам предложили два варианта для продолжения нашей научной деятельности: либо преобразовать в НИИ один из московских заводов вакуумной электроники с СКБ и возглавить его для широкой реализации наших разработок, либо создать новый институт квантовой электроники, используя наш опыт совместной работы с лабораторией А.М.Прохорова в течение нескольких лет, начиная с 1958 г., по созданию оригинального квантового парамагнитного усилителя для радиоастрономии. После недолгого обсуждения этих предложений на обратном пути из ВПК (это было на Кремлёвской набережной) Митрофан Федорович согласился с моими соображениями о том, что новое всегда трудное, но всегда интересное; а это значит, что работа в новой области науки даст новый творческий импульс нашему коллективу.

В приказе Министерства электронной промышленности о создании НИИ квантовой электроники М.Ф.Стельмах был назначен директором института «Полюс», там же был утверждён список первых сотрудников: к.т.н. Иевский А.В., к.т.н. Лисовский Л.П., Брук М.А. и Екамасов Н.И. Проблем сразу стало много. Первое – где начинать работать? Либо найти подходящее здание, забрать его (такая санкция у нас была), либо строить новое. Решение было в пользу начала научной работы на территории НИИ «Титан» и параллельного ведения строительства нового корпуса для НИИ и завода. Тематику института составили три научных направления – три отдела, которые возглавляли Иевский А.В., Лисовский Л.П. и Соловьёв Е.Г.

В этой ситуации Митрофан Федорович проявил себя как способный организатор. Приём новых сотрудников всех рангов от уборщицы до кандидата наук он проводил сам и привлекал нас – руководителей научных направлений, лично курировал возведение корпуса. После определения тематики мы нашли заказчиков, а следовательно, и финансирование. Началась настоящая научная работа и создание нового научного коллектива с новой тематикой в области квантовой электроники. Если бы мы этого не сделали, то через несколько лет мы сильно отстали бы, и роль нашего НИИ в рамках страны была бы потеряна.

Вспоминаются некоторые моменты наших совместных с Митрофаном Федоровичем поездок и посещения спортивных мероприятий.

Венгрия, 1964 г. Две семейные пары – Митрофан Федорович и я с супругами - смотрим шоу. Один из номеров – фокусник, который очень ловко работает руками. Он обходит зрительный зал и подходит к Митрофану Федоровичу, который сидел рядом с проходом, и затем идёт дальше. А потом на сцене фокусник показывает вещи, котрые ему удалось незаметно похитить у зрителей. Я смотрю на Митрофана Федоровича и вижу озабоченность на его лице – фокусник демонстрирует загранпаспорт Митрофана Федоровича и просит его подняться на сцену. Митрофан Федорович не вышел на сцену. Он забрал паспорт у фокусника позднее. Потеря загранпаспорта квалифицировалась раньше как потеря бдительности. Всё закончилось шуткой.

Митрофан Федорович иногда занимался спортом - лыжи в Сокольниках и Подмосковье, теннис. Первые занятия теннисом я проводил с ним в Лужниках у «стенки». К моему удивлению, у него иногда получался удар справа. Но эта игра была не для него. С одним глазом объёмное видение почти отсутствует.

Однажды, будучи в командировке, мы с ним купили кинокамеры. Снимал он редко из-за отсутствия свободного времени. С большим интересом посещал музеи, дворцы, памятники культуры и храмы. Во время просмотра экспозиций демонстрировал хорошее знание истории России. Иностранными языками владел в такой степени, что речь понимал, а говорить – практически не мог. В этих случаях я приходил к нему на помощь.

Перестройку он воспринял неоднозначно, о чём можно было судить по отдельным репликам. Однажды мы ехали на моей машине по метромосту. При въезде на Комсомольский проспект стоял большой щит с изображением В.И.Ленина с протянутой вдаль рукой и надписью внизу – «Правильной дорогой идёте, товарищи!». Митрофан Федорович ехидно улыбнулся и показал мне на плакат. Это было после одной из поездок за рубеж.

В начале 90-х после очередного заседания УРСИ он сказал: «Не хотите составить мне компанию и пройти на площадь Пушкина?» Было около 6 часов вечера. В это время там часто собирались ораторы. Это было похоже на Гайд-парк в Лондоне.

Последние годы своей трудовой деятельности Митрофан Федорович не мог быть довольным. После такой бурной, многогранной и очень эффективной деятельности стать заведующим маленькой лабораторией в районе Пироговки! Однажды он даже предложил мне перейти к нему работать. Очевидно, ему не хватало того сплочённого коллектива, с которым он работал десятки лет. Так закончилась его трудовая деятельность.

Е. Г. Соловьёв,
доктор технических наук, профессор МГИРЭА,
один из основателей НИИ «Полюс»

Почтовый адрес
РФ, 117342, г. Москва,
ул. Введенского, д. 3, корп. 1
Телефон и факс
Телефон:
+7 495 333-91-44
Факс:
+7 495 333-00-03
Интернет
E-mail:
bereg@niipolyus.ru
Skype:
niipolyus