АО «НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха»

Митрофан Федорович Стельмах и Научно – производственное объединение «Полюс»


А. И. Ларюшин

Годом знакомства с Митрофаном Федоровичем Стельмахом и тем самым начала многолетней совместной работы и дружбы с ним я считаю 1972 г., когда в июне этого года меня, заместителя главного инженера по новой технике Ульяновского радиолампового завода (УлРЛЗ), пригласили в Москву, в НИИ «Полюс», к его директору М.Ф.Стельмаху для обсуждения возможности подключения УлРЛЗ к производству изделий квантовой электроники. Тогда Научно-производственного объединения «Полюс» еще не было даже в проекте (оно образовалось в 1977 г.), но Митрофан Федорович уже был озабочен внедрением лазерных приборов и оборудования на серийных заводах. Мы быстро договорились о взаимодействии, и первыми изделиями, которые были приняты заводом к производству, были лазерная установка для резки стеклопрофилита (Г.А.Мачулка) и два прибора открытой лазерной линии связи.

Мы успешно справились с внедрением и производством этих изделий и в 1975 г. вышли к Митрофану Федоровичу с предложением освоить на УлРЛЗ лазерные технологические установки серии «Квант» («Квант-12» и «Квант-17»). Когда Митрофан Федорович убедился, что мы справляемся и с этими работами, он сам предложил нам также освоить и лазерную медицинскую технику, в первую очередь, лазерную хирургическую установку «Скальпель-1» и лазерный офтальмологический аппарат «Ятаган-1». Разумеется, все работы по внедрению шли в тесном контакте с разработчиками НИИ «Полюс», мы получали важнейшую комплектацию (лазерные излучатели и оптику) из института, а Митрофан Федорович лично и повседневно контролировал ход этих работ. Так началась новая эпоха на УлРЛЗ – эпоха производства лазерного технологического и медицицинского оборудования.

В 1977 г. УлРЛЗ и еще несколько заводов вошли в Научно-производственное объединение «Полюс», образованное на базе НИИ «Полюс», а Митрофан Федорович был назначен его генеральным директором. И здесь сработали замечательная интуиция и предвидение Митрофана Федоровича – он считал необходимым создание при каждом заводе конструкторского бюро, способного «перехватывать» разработки головного института и разрабатывать конструкторскую и технологическую документацию для серийного производства. Такое КБ было создано и при УлРЛЗ, а я был назначен заместителем главного инженера завода – начальником КБ. Как и предвидел Митрофан Федорович, создание КБ позволило начинать этап внедрения с эскизного проекта в головном институте. Именно так, например, была создана и внедрена лазерная медицинская установка «Якорь» на базе двух лазеров - ИК и зеленого. Создание КБ вполне себя оправдало – в нем был крупный опытный участок, позже были созданы оптический и литейный цеха, цех печатных плат, два механических и сборочный цеха. Так при активнейшем участии и поддержке генерального директора НПО М.Ф.Стельмаха на УлРЛЗ были созданы основы отечественного прецизионного лазерного машиностроения.

Вспоминаю такой случай. Как-то в 1982 г. Митрофан Федорович пригласил директора УлРЛЗ Виктора Федоровича Праведнова и меня в Москву в институт. В своем кабинете он разложил перед нами десять одинаковых фотографий (на них был изображен дальномер ЛДИ-3), лично подписал их и сказал, чтобы мы через год положили ему на стол десять таких же фотографий, но уже без его подписи, сделанных с десяти дальномеров, изготовленных на нашем заводе. Мы выполнили эту задачу и ровно через год, в 1983 г., положили ему на стол фотографии дальномеров, изготовленных на УлРЛЗ. Огромную помощь при внедрении этих приборов нам оказали сотрудники института – главный конструктор дальномера Александр Георгиевич Ершов и Светлана Вагановна Прованова. Доверие Митрофана Федоровича к нам весьма способствовало и тому, что на УлРЛЗ были сделаны и первые лазерные дальномеры-целеуказатели 1Д15, 1Д20. Начав их освоение в 1983 г., за период до 1990 г. мы выпустили их более 500 шт., а дальномеров ЛДИ-3 за тот же период было выпущено около 3000 шт. По несколько тысяч в год мы выпускали неконтактных датчиков цели БПП-1. В дальнейшем мы освоили и выпускали еще ряд лазерных приборов, в том числе твердотельные лазеры серии ЛТИ и ЛТН, работающие как на основной длине волны, так и со второй гармоникой.

Фактически на УлРЛЗ при самом активном участии М.Ф.Стельмаха мы освоили почти всю (за исключением, пожалуй, гироскопов) тематику головного института. Митрофан Федорович вдохновлял нас своим примером и авторитетом, и мы работали с энтузиазмом и патриотизмом, не ожидая наград и премий. Стельмах интуитивно правильно подбирал людей и доверял им. Он верил В.Ф.Праведнову и мне, и мы, как мне кажется, его не подвели.

На УлРЛЗ в то время было около 10 000 сотрудников, завод до появления лазерной продукции в основном выпускал радиолампы с годовым объемом до 100 млн. руб. Однако потребность в радиолампах быстро падала. При помощи Митрофана Федоровича за счет освоения лазерного технологического, медицинского и дальнометрического приборостроения нам удалось перепрофилировать около 60% объема на квантовую электронику! Фактически это позволило сохранить (фактически спасти) завод и коллектив, и здесь заслуга лично Митрофана Федоровича неоценима. Уже не будучи директором НИИ, став начальником лаборатории (аналитического центра), Митрофан Федорович всячески содействовал развитию лазерной медицины, в том числе – на УлРЛЗ.

С 1978 по 1986 гг. я был заместителем директора УлРЛЗ по производству, а в 1986 г. пошел «на повышение» - стал генеральным директором казанского НПО «Элекон», но мы продолжали дружить и контактировать с Митрофаном Федоровичем. В 1987-1989 гг. по инициативе и при активном участии Митрофана Федоровича мы провели в Казани две конференции по лазерной медицине. В конференциях приняли участие ведущие специалисты – медики бывшего СССР во главе с энтузиастом лазерной медицины О.К.Скобелкиным и ряд зарубежных ученых. Именно О.К.Скобелкин при участии М.Ф.Стельмаха организовал в Казани региональный Центр лазерной медицины. Мне, как генеральному директору НПО «Элекон», хотелось, чтобы этот центр был при «Элеконе», т.к. мы уже начинали там производство и внедрение лазерно-медицинской аппаратуры. Однако, по положениям Минздрава такой центр мог быть организован только при организации Минздрава, и он был создан на базе 1-ой республиканской больницы.

По инициативе моей и Митрофана Федоровича мы начали выпускать на «Элеконе» лазерные терапевтические установки на базе низкоинтенсивных газовых лазеров рязанского НИИГРП (НПО «Плазма»). В начале 90-х годов на «Элеконе» был освоен выпуск аналогичной установки на базе малогабаритного моноблочного ситаллового Не-Ne лазера с «гироскопическими» зеркалами, разработанного в НИИ «Полюс» в отделении В.Г.Дмитриева (главный конструктор лазера Ю.Д.Голяев). К сожалению, мы не смогли договориться по цене этого лазера с директором ВМЗ А.И.Тимофеевым и были вынуждены ограничиться выпуском лишь десяти таких установок.

Возвращаясь к моей работе на УлРЛЗ, хочу отметить еще один момент взаимодействия с М.Ф.Стельмахом и отдать должное возможностям и «напору» Митрофана Федоровича в решении важных задач. Это «напор» замечательно проявился еще в 1970 г., когда по приказу МЭП на УлРЛЗ насильно было передано из МЭЛЗ совершенно для нас непрофильное производство газотронов и тиратронов. Мы пытались «отбиться», но безуспешно. Тогда за это дело взялся Митрофан Федорович, но, честно говоря, мы не верили, что ему удастся здесь что-либо сделать. Но ему это удалось, и эти изделия были переданы на специализированный завод в г. Орджоникидзе. За счет этого мы сразу смогли высвободить целый этаж завода, людей, оборудование и начать выпускать лазерную продукцию, которая, опять-таки благодаря поддержке института «Полюс» и лично Митрофана Федоровича, у нас удачно развивалась. Фактически вместо цеха непрофильных для нас тиратронов мы сделали два цеха – оптический и сборочный для изделий квантовой электроники.

Вспоминаю и другой случай - Митрофану Федоровичу удалось добиться в МЭП’е приравнивания изделий квантовой электроники к уровню изделий СВЧ–техники, что позволило получать для наших целей ощутимое целевое финансирование. До сих пор я не понимаю, как удалось Митрофану Федоровичу уговорить на это решение Министра электронной промышленности А.И.Шокина, ведь квантовая электроника всегда в МЭП’е была определенным «пасынком», в то время как СВЧ–приборы были как раз самыми «профильными».

Вера в людей, способность подвигнуть их на новые интересные разработки, собственная убежденность и исключительная способность убедить других, начиная от инженера и рабочего и кончая высшими руководителями МЭП и Гензаказчика, в своих идеях и замыслах – эти замечательные свойства были характерны для Митрофана Федоровича.

Бывая в Москве с В.Ф.Праведновым, мы всегда заезжали домой к Митрофану Федоровичу. Были многочасовые дружеские беседы с Митрофаном Федоровичем, в том числе, о будущем квантовой электроники, лазерной медицины. В один из визитов я показал ему план своей будущей кандидатской диссертации по лазерному отжигу полупроводниковых структур и изложил ему свои идеи по использованию для такого отжига двухволнового лазера. Вначале Митрофан Федорович отнесся к этим идеям скептически, мы долго их обсуждали, и в результате выкристаллизовались правильные направления. Я очень благодарен Митрофану Федоровичу, что в 1989 г., когда я приехал в Москву на защиту в МИЭТ, он дважды приезжал ко мне в гостиницу, устраивал мне достаточно жесткие «предзащиты», а потом приехал на саму защиту в МИЭТ. Я помню, как Митрофан Федорович появился в помещении диссертационного Совета, протер очки, снял калоши и аккуратно поставил их у входа, сел и приготовился внимательно слушать. Он очень хорошо и по делу выступил на обсуждении.

Мне всегда казалось, что многие в институте и объединении, да и в высшем руководстве, не понимали значения и роли Митрофана Федоровича в нашем общем деле создания промышленности приборов и систем квантовой электроники. Посмотрите, ведь многие изделия, разработанные еще «при Стельмахе», выпускаются до сих пор. Я не говорю уж о людях, им воспитанных, об идеях, которые он генерировал и щедро раздавал.

Недопустимо рано этот замечательный человек был отстранен от руководства созданным им институтом. Слишком рано он ушел из жизни. На всю жизнь я запомню годы, когда я работал с замечательным ученым, руководителем, человеком - Митрофаном Федоровичем Стельмахом.

А. И. Ларюшин,
доктор технических наук, профессор,
Лауреат Государственной премии СССР,
Заслуженный машиностроитель РФ и Татарстана,
Начальник ОКБ КЭ УлРЛЗ в период 1976-1986г.г.,
Генеральный директор НПО «Элекон» в период 1986-1997 г.г.,
С 1997 г. – заместитель директора НИИ «Полюс» им. М.Ф.Стельмаха
по производству и по направлению
лазерной медицинской техники

Почтовый адрес
РФ, 117342, г. Москва,
ул. Введенского, д. 3, корп. 1
Телефон и факс
Телефон:
+7 495 333-91-44
Факс:
+7 495 333-00-03
Интернет
E-mail:
bereg@niipolyus.ru
Skype:
niipolyus